Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 
  • 13:39 – Заявление полномочного представителя ЛНР на Минских переговорах Владислава Дейнего 
  • 12:37 – Медики зарегистрировали в ЛНР 384 случая заболевания коронавирусной инфекцией 
  • 11:18 – Перечень документов на паспорт РФ (с изменениями) 
  • 11:07 – Разъяснение работодателям по вопросам предоставления субсидий и дотаций на трудоустройство работников ликвидируемых шахт 

НИ ЖИВЫЕ, НИ МЕРТВЫЕ (О ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ))


Почти в каждой семье нашей страны есть родственники, без вести пропавшие во время Великой Отечественной войны. Какие-то разрозненные сведения хранятся в семье, у кого-то сохранились фотографии.  И кажется, что если узнаешь хоть что-то еще, твой солдат не будет таким одиноким в своей безвестной могиле. И надеешься, что не вернувшиеся  воины не останутся без молитв.

Их судьбы по-прежнему неизвестны, могилы не найдены.

Кайдашова Мария Егоровна, жительница города Перевальска,  ничего не знает о своем  отце Нестеренко Егоре Пантелеевиче  1920 года рождения вот уже  77 лет. Все попытки его найти, не увенчались успехом. Известно только, что    Егор Пантелеевич ушел на фронт 30 сентября 1943 года. Был призван в ряды Советской Армии Синельниковским райвоенкоматом Днепропетровской области, это как раз то время, когда форсировали Днепр.

Битва за Днепр осенью 1943 года стала одним из крупнейших сражений в истории. С обеих сторон в той битве приняло участие до 4 миллионов человек, а фронт растянулся почти на 750 километров.

Очевидцем тех событий был мой дедушка Подгорный Иван Матвеевич 1911 года рождения, служивший шофером в 27-й отдельной инженерной бригаде специального назначения 2-го Украинского фронта. Он рассказывал, что, когда солдаты увидели, какую реку придётся форсировать, многим стало не по себе. Температура воды в это время не превышала 5-6 градусов, а воздуха — около 10 градусов тепла. Через несколько минут пребывания в такой воде наступали переохлаждение и судороги мышц. Наши бойцы в шинелях, с оружием, гранатами, противогазом, сапёрной лопаткой и в кирзовых сапогах, выплыть на берег самостоятельно уже не могли. А с правого высокого и обрывистого берега по ним били пулемёты, артиллерия и миномёты. Днём переправляться было чистое самоубийство. Иногда высоко, на недосягаемой высоте висела «рама», выискивая сосредоточения наших войск, по которым сразу била артиллерия. Наших зенитных расчётов было мало, и немецкая авиация безнаказанно уничтожала всё, что обнаруживала на воде и на нашем берегу. В первые дни нам так не хватало поддержки с воздуха авиации, огня зенитчиков и артиллерии.

По ночам тёмные просторы реки высвечивались сигнальными ракетами, и по любому предмету на воде открывался шквальный пулемётный огонь. Несколько ночных неудачных попыток форсирования Днепра в самом начале операции стоили нам до половины личного состава. Тех, кого не достали пули, убивала своим холодом вода. Многие наступательные группы уходили к реке и не возвращались. А утром река выбрасывала на берег тела наших солдат, форсировавших Днепр выше по течению. Это было страшное зрелище. Река казалась красной от крови. Поэтому есть предположение, что Нестеренко Егор Пантелеевич, отец нашей землячки Кайдашовой Марии Егоровны, утонул в реке, выполняя свое боевое задание.

Победа в битве за Днепр досталась нам дорогой ценой. Это сражение стало одним из самых кровопролитных в Великой Отечественной войне. К началу октября 1943 года в переправившихся за Днепр дивизиях оставалось только 20—30% от штатной численности личного состава. Только по официальным данным, наши потери составили убитыми и ранеными от 400000 до 1 200 000 человек.

За форсирование Днепра только звание Героя Советского Союза было присвоено 2438 воинам.


А в памяти всего народа болью отозвалась песня «Ой, Днепро, Днепро…»

К сожалению, мы уже никогда не восстановим имен большинства бойцов, даже тех, останки которых поднимают и торжественно перезахоранивают поисковики. Но можно исправить главное: заменить запись «без вести пропал» на «погиб». Ведь по закону объявление гражданина умершим, а в данной ситуации – погибшим, возможно, если отсутствуют данные о месте нахождения человека больше двух лет после завершения военных действий, участником которых был пропавший человек. Ведь прошло уже 75 лет с того дня, когда солдат «просто не вернулся из боя».

Директор музея
Ирина Мартынюк
скачать dle 11.3
Оставить комментарий
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Одноклассники